Фото: EPA / ТАСС

К 2025 году внутреннее потребление продовольствия в России может сократиться, если страна выполнит заявленные в госпрограмме развития сельского хозяйства планы по импортозамещению и увеличению экспорта. Такой вывод делают эксперты Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара и РАНХиГС в мониторинге экономической ситуации, с которым ознакомился РБК.

Эксперты проанализировали предложенные Минсельхозом изменения в госпрограмму развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия до 2025 года. Она реализуется с 2013 года. На первом этапе, с 2013 по 2017 год, основными целями ставились обеспечение продовольственной безопасности России и ускоренное импортозамещение по нескольким категориям продовольствия (мясо, молоко, овощи открытого и закрытого грунта, картофель, а также фрукты и ягоды).

Изменения в программу на период до 2025 года были опубликованы в конце сентября 2019-го. Теперь заявляются следующие цели:

  • к 2025 году прирост производства сельхозпродукции в хозяйствах всех категорий должен составить 15,1% к уровню 2017 года;
  • экспорт продукции АПК в 2025 году должен вырасти в 2,2 раза, до $45 млрд. Увеличение экспорта российской сельхозпродукции к 2024 году — задача, которую поставил в мае 2018 года президент Владимир Путин. Для некоторых отраслей предусмотрены целевые показатели. Так, к 2024 году экспорт мясной и молочной продукции должен увеличиться в 4,5 раза по сравнению с 2017 годом, до $2,8 млрд.

Достичь поставленные цели возможно только при соответствующих высоких темпах развития отрасли, утверждает один из авторов мониторинга, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС доктор экономических наук Василий Узун. Но, по его словам, предусмотренные в госпрограмме темпы прироста производства на 15,1% за восемь лет для этого достаточно скромные.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

О каком риске предупреждают эксперты

Когда Минсельхоз готовил изменения в госпрограмму, в одном из вариантов было указано, что для достижения высоких темпов роста экспорта прирост производства за восемь лет должен составить 20%, напоминают авторы обзора. Но для таких темпов необходимо дополнительное финансирование, которое не было утверждено, говорят они. В результате возникает дисбаланс между низкими темпами производства и высокими темпами роста экспорта и импортозамещения.

Он может привести к тому, что амбициозные задачи современной аграрной политики не будут выполнены, считает Узун. Решение задач по импортозамещению и увеличению экспорта может поставить под угрозу удовлетворение внутренних потребностей России в сельхозпродукции, предупреждает эксперт. В этом случае внутреннее потребление может сократиться на 10%: если в 2017 году стоимость потребленной внутри страны сельхозпродукции оценивалась в 5,65 трлн руб. (в сопоставимых ценах 2018 года), то при реализации задач по импортозамещению и увеличению экспорта к 2025 году потребление сельхозпродукции в стоимостном выражении составит 5,43 трлн руб. Самыми проблемными, по мнению Узуна, категориями могут быть мясо, в частности говядина, и молоко.

«Недоедим, но вывезем!» — описал Узун ситуацию цитатой Ивана Вышнеградского, который в 1888–1892 годах занимал в Российской империи пост министра финансов.

После публикации статьи РБК Узун уточнил через представителя, что «никто не планирует и не предлагает сокращать внутреннее потребление ради роста экспорта» и, исходя из данных Минсельхоза, аграрное производство может расти более высокими темпами при дополнительном финансировании.

Какой потенциал у российского экспорта

Текущие темпы прироста валового производства продукции не позволяют прогнозировать, что к 2024 году поставленные президентом задачи нарастить экспорт будут достигнуты, считает директор центра компетенций в АПК российского офиса консалтинговой компании KPMG Илья Строкин. По его мнению, достичь этих целей можно, повышая добавленную стоимость каждой тонны экспортируемой продукции. Для повышения стоимости экспорта необходимы маркетинг и работа по продвижению продуктов на целевые рынки, взаимодействие с потребителями и развитие каналов продаж, перечисляет Строкин. Минсельхоз, по его словам, уже рассматривает формирование единых подходов к продвижению российской сельхозпродукции.

У российской сельхозпродукции, по словам Строкина, есть всего две точки роста экспорта: это страны Юго-Восточной и Центральной Азии и Ближний Восток. Эти страны — целевые по всем основным категориям продукции: зерновые, мясо, рыба, молочные продукты, масложировая продукция, кондитерские изделия, напитки. Но в то же время для некоторых категорий товаров в России сложилась хорошая конъюнктура, которая не стимулирует производителей экспортировать. Например, из-за ограничения импорта цены и маржинальность мяса птицы и крупного рогатого скота в России выше средних цен мирового рынка, что ограничивает их конкурентоспособность, например в Китае.

Сейчас Россия экспортирует молочные продукты на $300 млн, а к 2024 году этот объем, согласно поставленным задачам, должен увеличиться до $800 млн, в пересчете на молочный эквивалент поставки должны увеличиться с 700 тыс. до 2 млн т, напоминает гендиректор Союзмолока Артем Белов. По его словам, Союзмолоко участвовало в формировании этих оценок и считает их вполне реалистичными. На внутреннем российском рынке ситуация со спросом на молочные продукты неустойчивая, а бизнесу нужны возможности для развития, подчеркивает Белов. По его словам, основной прирост экспорта будет происходить за счет рынков постсоветского пространства — стран ЕАЭС, где растет спрос на молочную продукцию, а также открытия новых рынков. Сейчас уже частично открыт рынок Китая, ведется работа по открытию рынка стран Ближнего Востока и Африки.

В Минсельхозе уточнили, что по итогам десяти месяцев 2019 года экспорт сельхозпродукции превысил $19 млрд. В структуре экспорта снижается доля зерновых, и в дальнейшем планируется делать упор на поставки продовольствия с высокой добавленной стоимостью, уточнили в министерстве.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Елена Сухорукова

При участии:
Юлия Старостина

Источник